Володимиру Івановичу Кукушкіну – 90!

Сторінки історії

23 липня 2021 року виповнилося 90 років ветерану ракетно-космічної галузі, головному конструктору ракетних двигунів на твердому паливі, лауреату Ленінської премії, доктору технічних наук, професору Кукушкіну Володимиру Івановичу. За свою роботу він був відзначений високими урядовими нагородами: орденом Трудового Червоного Прапора за участь в створенні ракети 8К63 (Р-12 або SS-4 Sandal), первістка конструкторського бюро «Південне», зі здачею якої на озброєння були утворені Ракетні війська стратегічного призначення (РВСП); орденом Леніна (ракета 8К65 або Р-12, SS-5 Skean); орденом Трудового Червоного Прапора (міжконтинентальна ракета 8К64 або Р16, SS-7 Saddler).

До вашої уваги інтерв’ю, яке спеціально для “Спейс-Інформ” взяв у Володимира Івановича його друг та соратник Олександр Левенко та яке було опубліковано на нашому сайті на 80-річчя ювіляра.

Корр.: — Вы учились в МАИ и одновременно занимались в аэроклубе?

В. К.: — Мечтал летать. Часто снился один и тот же сон: я взмахиваю руками и лечу. В 1951 г. моя мечта сбылась: впервые сел за штурвал У-2. Самолет из фанеры и перкаля. На месте инструктора лежит мешок с песком. Взлет, разворот и… ни с чем не сравнимая эйфория самостоятельного полета! Никогда не пел, а тут не удержался.

В 1955 г., окончив МАИ, В.Кукушкин получает направление в Днепропетровск на предприятие п/я 186 (теперь ГП «ПО Южный машиностроительный завод им. А. М.Макарова»).

В. К. — После распределения я добился перевода в ОКБ-586, теперь КБ «Южное», где организовался головной проектный отдел по ракетам под руководством В.М.Ковтуненко. Меня познакомили с начальником группы в этом отделе Эриком Кашановым, он и пригласил меня на новую работу.

Сейчас я с особой теплотой вспоминаю своих первых учителей-двигателистов — главных конструкторов В.П.Глушко, А.М.Исаева, Н.А.Пилюгина, В.И.Кузнецова, с которыми меня познакомил главный конструктор, имя которого присвоено ГКБ «Южное», — Михаил Кузьмич Янгель. Многому научили меня его помощники В.С.Будник, Л.П.Васильев, Н.Ф.Герасюта, В.А.Концевой, П.И.Никитин, а также бок о бок работавшие со мной Э. М.Кашанов, Г.А.Кожевников, М.И.Кормильцев.  Особенно хочется подчеркнуть те благоприятные условия, в которых протекала наша работа. Михаил Кузьмич умел создать такую атмосферу в коллективе, при которой все трудились «не за страх, а за совесть», не считаясь с личным временем.

В начале 1960-х годов я увидел на полигоне «Капустин Яр» стратегическую ракету С.П.Королева с двигателями на твердом топливе разработки М.Ю.Цирюльникова (НПО «Искра», г. Пермь). Позже Михаил Кузьмич познакомил меня с ним и подчеркнул, что за твердотопливными ракетами будущее РВСН СССР.

Преимущество более простой эксплуатации ракет на твердом топливе по сравнению с жидкостными, высокая боеготовность и большие сроки хранения неоспоримы. Поэтому в 1966 г. на базе днепропетровских и павлоградских отделов конструкторского бюро «Южное» было создано специализированное конструкторское бюро КБ-5 двигателей на твердом топливе. Главным конструктором и начальником КБ-5 был назначен В.И.Кукушкин.

Корр.: — Владимир Иванович, ваши первые впечатления о работе по новому направлению?

В. К. — Началось все с курьезного случая, который я сейчас вспоминаю юмористически, хотя тогда мне было не до смеха. Отработка нашего первого маршевого твердотопливного двигателя (РДТТ) проходила с большими трудностями, был выявлен ряд недостатков в конструкции, случались и аварии. Встали извечно русские вопросы: «Что делать? Кто виноват?» В этом случае сделали виновным меня — получил выговор по партийной линии через две недели после того, как приступил к работе по совершенно новой для меня тематике.

Это был трудный период (впрочем, они никогда не были легкими) как в жизни нового КБ, так и в моей. В стране практически отсутствовала промышленная база по конструкционным пластиковым материалам, по теплозащитным и эрозионностойким покрытиям, по изготовлению твердых топлив с требуемыми характеристиками, да и сами такие топлива еще не были разработаны.

Но поставленная правительством цель была достигнута: на базе твердотопливного двигателя первой ступени и ампулизированной жидкостной второй впервые в СССР и мировой практике создана межконтинентальная баллистическая ракета с подвижным грунтовым стартом (на базе шасси танковых установок главного конструктора Ж.Я.Котина). Американцы назвали ракету 8К99 «Железная дева» и не могли поверить, увидев ее на параде в Москве, что с весом порядка 30 тонн она имеет межконтинентальную дальность.

Подытоживая результаты работ по созданию мобильного комплекса с ракетой 8К99, нужно признать: его разработка сыграла значительную роль в развитии всей ракетной отрасли СССР. На ней были опробованы конструкторские технические решения, которые применяли при создании всех последующих украинских межконтинентальных ракет.

В процессе этих работ были и успехи, и неудачи, но вся проделанная титаническая работа позволила нам во всеоружии приступить в 1973 г. к созданию двигателя 3Д65 для ракеты морского базирования (двигателя первой ступени ракеты 3М65 или РСМ-52 для подводной лодки, ракета создавалась в российском КБ В.П.Макеева). Параллельно с разработкой двигателя в Павлограде Днепропетровской области создавалось специальное производство РДТТ мирового уровня. Директором Павлоградского механического завода, входящего в состав производственного объединения ЮМЗ, был назначен В.М.Шкуренко.

На разработанный нами двигатель первой ступени морской ракеты ложилась необычная задача: управление полетом на подводном участке движения с глубины 50—60 метров. Были проведены большие теоретические и экспериментальные работы. Это был самый мощный боевой твердотопливный двигатель как в отечественном, так и в мировом ракетостроении. Вес заряда твердого топлива в нем достиг почти пятидесяти тонн.

В 1982 г. летные испытания ракеты успешно завершились, а в 1983-м комплекс принял на вооружение ВМФ.Это была большая победа коллектива КБ, его главного конструктора и смежников.

В ответ на инициативу США по созданию МБР «МХ» и ракет средней дальности «Першинг» в середине 1970х гг. ГКБ «Южное» начинает разработку твердотопливного ракетного комплекса РТ-23 (по зарубежной классификации SS-24). Для ракеты подвижного железнодорожного базирования 15Ж61 была проведена модернизация маршевых РДТТ первой и второй ступеней: в двигателе второй ступени применено высокоэнергетическое топливо «Старт» на основе нового окислителя. Прошло уже более 20 лет, однако до сих пор в мировом ракетостроении нет подобных по эффективности твердых топлив.

Создание твердотопливного железнодорожного комплекса, по свидетельству многих специалистов, было величайшим достижением в мировой ракетной технике.

Корр.: — Что бы вы хотели отметить по результатам создания ракетных комплексов 15Ж61 и 15Ж60?

В. К.: — Эти работы дались нам, как говорится, потом и кровью. Были и ошибки. А у кого их не было?

Корр.: — Годы самоотверженного труда, лучшие в мире двигатели самых совершенных ракет и…?

В. К.: — Результаты всех этих работ остались невостребованными. Всего коллективом КБ-5 КБ «Южное» было проведено более тысячи огневых стендовых и летных испытаний маршевых двигательных установок, ДУ РГЧ, малогабаритных РДТТ, пороховых аккумуляторов давления и газогенераторов. По объемам производства во всем мире не было более мощной организации по разработке ракетных двигателей на твердом топливе. Общий вес зарядов твердого топлива, задействованных в испытаниях разработок КБ-5 — более двадцати тысяч тонн.

В ракетостроении во времена СССР мы достигли мирового уровня и превзошли США. Нынешнее положение с разработкой ракетных двигателей на твердом топливе в Украине не вызывает оптимизма – таковы реалии современной жизни.

Хочу сказать большое спасибо своим коллегам, работавшим и работающим как в смежных организациях, так и в подразделениях КБ «Южное» и на ракетных заводах — создателям новых топлив, материалов, технологий, тепловикам, газодинамикам, прочнистам, работникам заводов, с которыми мы делали общее дело.