Аэрокосмическое общество Украины
Аэрокосмический портал Украины
"Информационно-аналитический центр "Спейс-Информ"
 
В начало     Новости      Аналитика      Право      Магазин      Справочник      О нас
 
  Главные темы
   
 
Ракетчик, ставший Президентом. Часть 1. Детство и юность

    В августе 2018 г. исполняется 80 лет со дня рождения второго президента независимой Украины Леонида Даниловича Кучмы. Он родился в селе Чайкино Черниговской области, в 1960 г. окончил физико-технический факультет Днепропетровского государственного университета, после чего в течение 32 лет работал в КБ «Южное» и на заводе «Южмаш»: инженером (1960-1964), старшим инженером (1964-1966), ведущим конструктором (1966-1972), помощником Главного конструктора (1972-1975), секретарем парткома (1975-1982), первым заместителем Генерального конструктора КБЮ (1982-1986), Генеральным директором ЮМЗ (1986-1992).

    В 1992-1993 гг. Леонид Кучма занимал должность премьер-министра Украины, а в 1994 г. стал Президентом Украины. Реальностью того времени были пятизначная инфляция, падение промышленного производства, угроза сепаратизма… Через 10 лет, в 2004 г., Украина имела рекордные темпы экономического роста, взвешенную внешнюю политику, могла гордиться успехами в спорте и космосе.

    Наверное, была своя закономерность в том, что в течение десяти лет во главе страны находился профессиональный ракетчик. За его плечами было первоклассное образование, опыт испытательной работы на полигонах, школа управления, традиции передовых коллективов КБ «Южное» и Южмаша, где людей оценивали по конкретным делам, смелым идеям и нестандартным решениям.

    Ракетный период жизни и деятельности Леонида Даниловича - один из самых малоизвестных и представляет большой интерес для ветеранов и работников отрасли. Рассказать накануне юбилея о Леониде Даниловиче Кучме - как о ракетчике и кураторе космической отрасли - решили в Конструкторском бюро «Южное», где он работал почти четверть века.

    Серия из четырех статей приоткроет завесу секретности над теми разработками ракетно-космической техники, которые были недоступны ранее. В основу материала положены уникальные документы, поднятые из архивов, свидетельства очевидцев и коллег, многие годы работавших вместе с Леонидом Даниловичем. Отдельные события, факты и фотографии публикуются впервые.

    Авторы:



    Николай Александрович Митрахов – руководитель Информационно-аналитического центра «Спейс-Информ» (2001-2010) . С 2011 года – директор Представительства КБ «Южное» в г. Киеве. Автор и составитель ряда изданий о космической деятельности Украины.


    Владимир Петрович Платонов – почти сорок лет работал в КБ «Южное» и на Южмаше, редактировал газету КБ «Южное» «Конструктор» (1974-1979) и возглавлял пресс-центр Южмаша (1985-1995). Член Союза журналистов и Союза кинематографистов Украины. Автор ряда научно-популярных книг и документальных фильмов по истории ракетно-космической техники.


    Александр Юрьевич Тимченко – ветеран проектного отдела ракетных комплексов КБ «Южное» (1972-2011). С 2012 года – ведущий специалист отдела технической информации КБ «Южное». Составитель ряда изданий по истории разработок КБ «Южное».

    Родительский дом на лесном кордоне (1938-1941 гг.)

    9 августа 1938 года у Даниила Прокофьевича и Прасковьи Трофимовны Кучм родился третий ребенок — мальчик. Он появился на свет, как и старшие дети Александр и Вера, в доме лесника, где жили его родители.

    Даниил Кучма работал лесником Узруйского лесничества Новгород-Северского округа Черниговской губернии. Его семья жила недалеко от села Чайкино, на лесном кордоне — так назывался тогда сторожевой пост на границе лесничества. На участке Кучмы был образцовый порядок: все планы по заготовкам древесины, ягод, грибов постоянно выполнялись и перевыполнялись. Несколько раз он обучался на курсах повышения квалификации, слыл в округе одним из лучших охотников.

    Прасковья Трофимовна Кучма занималась воспитанием детей и домашним хозяйством.


    Даниил Прокофьевич Кучма

    Прасковья Трофимовна Лобок (Кучма)


    Детство, опаленное войной (1941-1945 гг.)

    Страшное слово «война» ворвалось в жизнь чайкинцев 22 июня 1941 года: о нападении Германии сообщили в сельсовет по телефону из райцентра.

    Даниил Прокофьевич не подлежал мобилизации по возрасту, но 12 июля 1941 г. вступил в ряды Красной Армии как доброволец. 267-ю Старо-Оскольскую стрелковую дивизию, куда прибыл Д.П.Кучма, отправили под Ленинград. Она заняла полосу обороны на правом берегу реки Волхов.

    В это время чайкинцы принимали участие в военно-инженерных работах: копали окопы, противотанковые рвы, перекрывали дороги. Первая оборонительная линия обороны проходила от Новгород-Северского по реке Десне. В двадцатых числах августа 1941 г. немцы, прорвав оборону советских войск, вошли в Чайкино. В селе они не задержались — прошли колонной дальше. Несколько дней слышалась артиллерийская канонада, багровело от пожаров ночное небо. После тяжелых боев 26 августа 1941 г. старинный город Новгород-Северский был захвачен врагом. Через две недели тем же маршрутом, которым прошли боевые части, потянулись в город бесконечные колонны военнопленных. Ими гитлеровцы заполняли концлагеря, созданные в Новгород-Северском на территории Спасо-Преображенского монастыря.

    5 октября 1941 г. 560-й саперный батальон 267-й стрелковой дивизии, в котором воевал старший сержант Даниил Кучма, подняли по тревоге и бросили на помощь вырывавшимся из окружения бойцам 111-й стрелковой дивизии — им необходимо было переправиться через Волхов.

    Из наградного листа, хранящегося в Подольском архиве МО СССР:

    «Старший сержант, заместитель политрука роты Кучма… не обращая внимания на свою болезнь, пошел выполнять боевое задание командования по переправе бойцов и командиров, выходивших из вражеского окружения.

    Со своим товарищем красногвардейцем Вязовиком Кучма под огнем вражеских пулеметов и минометов спокойно, без паники, продолжали делать рейсы через реку, отвозя в безопасное место спасенных бойцов и командиров.

    Во время операции Кучма спас более 20 бойцов и командиров и по окончании операции… продолжал помогать выносить под огнем противника с поля боя раненых бойцов».


    Наградной лист на старшего сержанта Д.П.Кучмы

    В ту ночь, используя различные плавсредства, бочки и бревна, плоты и самодельные лодки, изготовленные силами инженерных войск и саперного батальона, преодолевая ледяную воду реки, на восточный берег Волхова удалось переправить около 2500 вырвавшихся из окружения бойцов. С боем переправились штаб дивизии и батальон связи. Благодаря этому 111-я стрелковая дивизия стала фактически единственным соединением, сохранившим управление и личный состав после Лужского котла.

    За этот воинский подвиг 27 декабря 1941 г. Указом Верховного Совета СССР вместе с шестьюдесятью наиболее отличившимися бойцами старший сержант Даниил Прокофьевич Кучма был награжден орденом Красной Звезды. Через полтора месяца, 7 февраля 1942 г., он умер от крупозного воспаления легких, полученного во время ледяных переправ через реку Волхов. Похоронен в братской могиле в селе Новоселица Мстинского района Новгородской области.


    Мемориал на братской могиле в селе Новоселица Новгородской области

    В это время на Черниговщине шла партизанская война. С весны 1942 г. активизировалась советская диверсионная деятельность в районе села Чайкино. Немцы, напуганные действиями партизан, сожгли в Новгород-Северском районе пять населенных пунктов. Чайкино горело три дня: были уничтожены все 120 хат колхозников, школа, клуб, сельмаг, все колхозные постройки. В селе не осталось ни одного уцелевшего строения.

    Сожгли и дом лесника Даниила Кучмы, находившийся в лесу в нескольких километрах от Чайкино. Прасковье Трофимовне с детьми пришлось уйти в соседнее село Караси, где жила ее родная сестра. Но и там приходилось несладко: село постоянно бомбили — то отступающие гитлеровцы, то наступающие советские войска. Основным спасением были погреба, где хранили картошку. В них и прятались от бомбежек.

    Еще год довелось чайкинцам жить под фашистким ярмом. Оккупанты появлялись лишь для того, чтобы отобрать последний хлеб или оставшуюся живность. Уцелевшую молодежь угоняли на работы в Германию. Летом 1943 г., отступая под натиском Красной Армии, немцы уничтожали все на своем пути. Снова были сожжены села Чайкино и Карабаны… вернее, то, что удалось отстроить их жителям за год.

    18 сентября 1943 г. село Чайкино было освобождено от нацистов воинами 137-й стрелковой дивизии 48-й Армии Центрального фронта.


    Возвращение домой в сожженное село

    Осенью 1943 г. Прасковья Трофимовна Кучма возвратилась с детьми в Чайкино. Поначалу жили в наспех вырытой землянке, потом детей с матерью приютила женщина, прибывшая в Чайкино из Галиччины работать по договору в сельском совете — ей предоставили дом, построенный на средства колхоза. Через два года по истечении договора она уехала домой, а сельсовет оставил дом Прасковье Трофимовне с тремя детьми. Он был небольшой, всего одна комната и сени, но имел и несомненное достоинство — печь, которая служила для обогрева, приготовления пищи и была любимым местом детей.

    Как Прасковье Кучме с тремя детьми удалось выжить в годы войны и как они не умерли с голоду, знала только она одна.

    Школьные годы (1945-1955 гг.)

    После войны чайкинцы жили при светильниках-каганцах из снарядных гильз, огонь добывали кресалами, одевались в полотняные одежды домашнего производства, ходили в лыковых лаптях или резиновых чунях (галошах, склеенных из автомобильных шин). Техники в селе не было: лес вывозили коровами, ими же пахали поля, сеяли дедовским способом, зерновые убирали косами, зерно мололи ручными жерновами.

    Единственным очагом просвещения служила местная школа, где сельские ребятишки получали азы грамотности. Директором Чайкинской семилетней школы в 1943 г. был назначен Сергей Петрович Гоман. Некоторое время он одновременно исполнял обязанности председателя Чайкинского сельсовета. Здание школы построили к началу 1944-го учебного года допризывники села. В нем было всего три классных комнаты и коридор.

    В сентябре 1945 г. в первый класс пошел Леня Кучма.


    Здание Чайкинской семилетней школы, построенное в 1944 г.

    Вспоминает Тамара Назаровна Якубович — педагог Чайкинской семилетней школы: «В Чайкино никто не хотел ехать — глушь беспросветная и такая же бедность. Школа, как сарай. В классах по тридцать учеников. Запомнился такой случай. Приходит на уроки Саша Тимошенко, а потом пять дней не появляется в классе. Пошли к нему домой. Мать объясняет: «У меня пятеро детей. Живу без мужа. На всех детей одна фуфайка и одни сапоги, потому дети ходят в школу по очереди…»

    Учился Леня Кучма с охотой, все ловил на лету. То, что проходили в школе, ему не требовалось закреплять дома — память у него была цепкой. Основой его нравственного воспитания стали книги сельской библиотеки, которая для небольшого села оказалась удивительно богатой. Леня читал запоем украинскую и русскую классику. Ему удавалось познакомиться и с новинками — книгами делились школьные учителя, квартировавшие в их доме.

    Педагоги сразу заметили, что этот белобрысый мальчишка отличался необыкновенной любознательностью: его интересовали и литература, и история, и точные науки. К тому же он был на редкость трудолюбивым, все делал без принуждения, брался за любую работу. Когда Леня подрос, у него, как и у старших брата и сестры, добавилось новых обязанностей по домашнему хозяйству: наколоть дров, наносить воды в дом и хлев, сходить в лес за грибами и ягодами. Все это было нормой деревенского образа жизни.

    Весной 1952 г. Леонид Кучма завершил обучение в Чайкинской семилетней школе с похвальной грамотой.


    Выпуск учащихся Чайкинской семилетней школы 1952 года. В нижнем ряду в центре — Леонид Кучма

    Чтобы продолжить образование, пришлось ходить пешком в село Костобобров, где была десятилетка. В короткие зимние дни и лютые морозы Леня жил на квартире в Костобоброве, а в остальные дни выхаживал по 18 км — девять в школу и девять обратно, домой. Учителя Костобобровской средней школы вспоминали его как способного, старательного и скромного ученика.


    Здание Костобобровской средней школы в послевоенные годы

    В 1955 г. Леонид Кучма окончил Костобобровскую среднюю школу, получил аттестат зрелости… Перед ним встал вопрос, где продолжать учебу. Выбор пал на Днепропетровский университет, поскольку в городе на Днепре жил дальний родственник матери, у которого можно было остановиться на первое время.


    На сенокосе

    Неожиданно возникла еще одна проблема: колхоз неохотно отпускал молодежь, особенно во время сенокоса и уборки урожая. Удерживать ребят в селе законными способами не получалось, но существовали тайные рычаги, перекрывавшие пути к дальнейшей учебе. Самым действенным из них было то, что сельские жители не имели паспортов. Леонид Кучма не стал исключением — у него также не было паспорта, его заменили справкой сельского совета. С этой справкой и десятью рублями в кармане Леня выехал на грузовой автомашине в город Днепропетровск, куда прибыл в июле 1955 г.


    Справка сельского совета, выданная Л.Д. Кучме для поступления в учебное заведение

    Студент (1955-1960 гг.)

    Тогдашний Днепропетровск (бывший Екатеринослав и нынешний Днепр) называли городом чугуна и стали, столицей металлургов. Украшал его главный проспект, в нагорной части которого располагался Днепропетровский государственный университет (ДГУ), готовивший специалистов различного профиля. Именно в этом университете выпускник Костобобровской средней школы Леонид Кучма решил исполнить свою заветную мечту — стать учителем.

    На следующий день после прибытия в Днепропетровск вчерашний выпускник добрался до парадного подъезда университета и спросил у каких-то ребят на входе: «Где принимают документы на филологический факультет?»

    Познакомились… Виктор Хазов и Игорь Ханин — такие же абитуриенты, как и он, только выглядели по-городскому: лучше одеты и держались раскованно, непринужденно. Они-то и посоветовали Леше поступать на физико-технический: «Стипендия на физтехе 450 рублей, а на филфаке — 180».

    В 1951 г. постановлением Совета Министров СССР для подготовки специалистов-ракетчиков на физико-математическом факультете ДГУ было открыто физико-техническое отделение. Для обучения отобрали лучших студентов из нескольких вузов страны. В 1952 г. это отделение преобразовали в физико-технический факультет («физтех»), который со временем стал кузницей кадров для ракетно-космической отрасли. Ректором ДГУ, на долю которого выпало создание нового факультета и организация его работы, был Георгий Борисович Мельников. Он установил тесные связи между университетом, заводом №586 (будущим Южмашем) и Особым конструкторским бюро №586 (будущим КБ «Южное»).

    В 1955 г. желающих поступить на физтех оказалось около двух тысяч. Поступающим на общих основаниях предстояло сдать 6 экзаменов и набрать не менее 26 баллов. Это означало, что сдавший все экзамены на четверки оставался за бортом.

    Вступительные экзамены начались 1 августа с сочинения по языку и литературе. Предоставлялась возможность написать сочинение на русском или украинском языках (на выбор). Кучма выбрал роман Михаила Шолохова «Поднятая целина» — русскую литературу он знал лучше. Сочинение написал без единой ошибки и надеялся на высший балл, но работу оценили четверкой.

    Вслед за сочинением сдавали письменную математику. Все задачи Леонид решил без труда, но вплоть до устного экзамена не знал, что за письменную работу получил пятерку. Это выяснилось лишь на устном экзамене, когда шла более основательная проверка знаний. На все вопросы поступавший отвечал без запинки, и только логарифмы брал не столь успешно. В итоге письменная математика — «отлично», устная — «хорошо».

    9 августа предстояла сдача физики — основного предмета факультета. К экзамену Леонид Кучма готовился основательно и сдал его на пятерку, сделав себе отличный подарок на день рождения.

    Химию сдал на «хорошо», немецкий язык — на «отлично». В экзаменационном листе Кучмы стояли три пятерки и три четверки —27 баллов. Дорога на физтех была открыта!


    Экзаменационный лист абитуриента Леонида Кучмы

    С сентября начались студенческие будни. Пока строился физтеховский корпус, занятия проходили в аудиториях университета на улице Шевченко и проспекте Карла Маркса, а также в классах близлежащих школ. В перерывах между лекциями студенты группками перебегали из корпуса в корпус.

    Вокруг физтеха в то время витал ореол таинственности. Слухи ходили разные, но никто толком не знал, каких специалистов готовит «закрытый» факультет. Например, студент третьего курса Виталий Догужиев (будущий министр общего машиностроения) утверждал, что они станут «атомщиками» и будут работать в белых халатах.

    На первых двух курсах читали общеобразовательные дисциплины — высшую математику, общую физику, общую химию, теоретическую механику — и прикладные дисциплины: начертательную геометрию, сопромат, детали машин и механизмов, электротехнику, гидрогазодинамику, машиностроительное черчение, металловедение и материаловедение, технологию металлов, организацию, планирование и экономику производства, технику безопасности и многое другое. Как и в других вузах, в обязательном порядке изучали политэкономию, диалектический и исторический материализм, иностранный язык.

    Классические курсы читали университетские преподаватели: профессора Е.Р.Абрамовский, Ф.И.Коломойцев, В.И.Моссаковский, В.Е.Давидсон, И.А.Рейнгард; доценты Н.И.Варич, Е.М.Кильберг, Герой Советского Союза В.П.Юбкин, приглашенные из других вузов И.К.Косько, О.М.Осипова, В.И.Онищенко.

    Во время учебы Леонид Кучма ничем особым не выделялся: учился хорошо, жил в общежитии на стипендию — основной источник пропитания. Общежитие было могучим кланом, готовым за себя постоять и разделяющимся на «малые кланы» — комнаты. Соседи по комнате выручали друг друга конспектами, учебниками, деньгами, галстуками, рубашками, запонками, пиджаками (когда надо было произвести впечатление на девушку), делились посылками из дому. В разные годы соседями Леонида были Федор Аврахов, Александр Антоненко, Павел Иськов, Евгений Капинус, Николай Компаниец, Александр Орешкин, Владимир Понизов, Юрий Холодов. Это было настоящее братство молодых ребят, объединенных общей учебой, общим местом жительства и единой целью – стать первоклассными специалистами.


    Студенты ДГУ на демонстрации в Днепропетровске

    В целом с учебой у Леонида Кучмы все складывалось хорошо: достойная стипендия, отличный коллектив, друзья по общежитию. Одно огорчало — не во что было прилично одеться. По этой причине он пропускал танцы и молодежные вечера в клубе студентов ДГУ на улице Шевченко. Вместо них приходилось ходить разгружать баржи и вагоны, но чаще всего — просиживать над учебниками и конспектами, так как учеба на физтехе была сложной.

    Летом 1956 г. физтеховцы откликнулись на призыв советского руководства помочь убрать первый целинный урожай. В послевоенные годы в стране остро не хватало продовольствия, и ставку решили сделать на освоение новых земель. У целинников не было недостатка в тракторах, сеялках, комбайнах: вся производимая в СССР сельскохозяйственная техника эшелонами отправлялась в Казахстан. А вот с механизаторами было туго. Дефицит трудовых кадров приходилось восполнять за счет студентов и солдат. Поэтому отбирали «на целину» только тех, кто имел навыки работы в сельском хозяйстве.


    На целине за рулем зерноуборочного комбайна

    До осенних дождей убрали весь первый целинный урожай. В 1956 г. Казахстан дал рекордные 125 млн тонн зерна, половину из которых собрали с целинных земель. На заработанные деньги Леонид Кучма купил свой первый костюм и подарок матери — оренбургский пуховый платок. Сын был очень доволен, что обрадовал маму.

    На третьем курсе физтеховцы узнали, что их основной специальностью будут ракеты. Об этом «по секрету» студентам «закрытого» факультета сообщил один из корифеев ракетной техники профессор Николай Федорович Герасюта, приглашенный на физтех читать лекции по баллистике.

    Физтеховцам крупно повезло — лекции читали и другие ведущие специалисты КБ «Южное»: В.С.Будник, В.М.Ковтуненко, И.И.Иванов, П.И.Никитин. Секретные спецкурсы читали сотрудники ОКБ-586 Э.М.Кашанов, М.Б.Двинин, А.В.Климов, М.Д.Назаров, Б.С.Дробязко, а также штатные преподаватели ДГУ — Е.Р.Абрамовский, В.Т.Кулибаба, Г.С.Шандоров, И.И.Морозов, Н.М.Беляев, М.И.Дуплищев, В.А.Махин.

    Учиться на физтехе было непросто: все новое, неизведанное и при этом — невероятно секретное. Учебников практически не было. Вся надежда возлагалась на лекции специалистов, которые тщательно конспектировались в толстых тетрадях, прошнурованных постранично и скрепленных сургучной печатью. Эти конспекты хранились в секретном отделе и выдавались под расписку, их категорически запрещалось выносить за пределы факультета.

    В 1958 г. Леонид Кучма снова поехал на целину — в колхоз имени Кирова Дарьинского района Западно-Казахстанской области. По окончании работ студентам устроили торжественные проводы. Отличившимся вручили награды. Всем, кто побывал на целине второй раз, вручили медали «За освоение целинных земель». Этой награды были удостоены Николай Жиденко, Владимир Керимов, Леонид Кучма, Виталий Чернобривец, Леонид Ищенко, Виктор Хазов, Юрий Титов и другие. В этот раз студенты заработали приличные деньги. Домой ехали в плацкартных вагонах поезда «Барнаул-Днепропетровск», где каждому досталась полка и постель. В Днепропетровске целинников встречали на Привокзальной площади как героев — под гром оркестра и при большом стечении народа.

    На последних курсах физтеха шла углубленная подготовка будущих специалистов по трем направлениям: корпусники, двигателисты и управленцы. Все чаще студентов-практикантов видели в цехах завода и на испытательных стендах.

    В конце 1950-х СССР демонстрировал впечатляющие научно-технические успехи: первую в мире атомную электростанцию, первый искусственный спутник Земли, первый атомный ледокол «Ленин». В июле 1959 г. Днепропетровск посетил руководитель партии и правительства Никита Хрущев. За создание ракеты Р-12 он вручил ОКБ-586 и заводу №586 ордена Ленина. Главный конструктор Михаил Янгель, его первый заместитель Василий Будник и директор завода Леонид Смирнов стали Героями Социалистического Труда.

    Осень 1959 г. принесла много волнений и хлопот 340 студентам пятого курса — будущим выпускникам физико-технического факультета ДГУ. Все они должны были предстать перед комиссией по распределению, получить назначение на работу, а затем отбыть на преддипломную практику и дипломирование. География мест назначения — «от Москвы до самых до окраин».

    Ракетостроение конца 1950-х годов становилось мощнейшей отраслью промышленности: в нее вливались бывшие артиллерийские и авиационные заводы, вновь созданные конструкторские бюро и научно-исследовательские институты. Эта отрасль остро нуждалась в инженерных кадрах. Поэтому 75 выпускников физтеха были направлены в город Воткинск, где на машиностроительном заводе осваивался выпуск ракет «Скад». В Пермь, где начиналось серийное производство ракет Р-12, направили 33 выпускника. В Красноярск (завод «Красмаш», ОКБ М.Ф.Решетнева) распределили 52 физтеховца. 8 выпускников отправились в город Миасс Челябинской области (ОКБ-385 Главного конструктора В.П.Макеева) для участия в работах по созданию баллистических ракет с подводным стартом. Два студента-дипломника поехали в подмосковный Калининград (ОКБ-1 С.П.Королева). Группа из 9 человек прибыла в филиал ОКБ-1, дислоцировавшийся на Куйбышевском Государственном авиационном заводе №1, где разворачивалось производство межконтинентальной ракеты Р-7. Кроме того, выпускников физтеха ДГУ направили в Коломну (КБ минометов Б.И.Шавырина), Свердловск («Уралмаш», КБ «Новатор», завод им. Калинина, НИИ автоматики Главного конструктора Н.А.Семихатова), Омск (авиазавод, где осваивалось серийное производство ракет Р-12), Долгопрудный Московской области (зенитные ракеты), столицу Удмуртии Ижевск (мотозавод, машиностроительный и электромеханический заводы).

    Для многих выпускников 1960 года местом назначения стал Днепропетровск: 66 человек направили в ОКБ-586 и 24 — на завод №586. В это время там велась широкомасштабная наземная отработка ракеты средней дальности Р-14 и межконтинентальной ракеты Р-16. 20 человек были направлены на Днепровский машиностроительный завод и в КБ «Днепровское», где создавалась и выпускалась радиолокационная аппаратура для ракетных комплексов ПВО и ПРО.

    В начале января 1960 г. студенты-дипломники, направленные в ОКБ-586, переступили порог предприятия. Леонида Кучму распределили в конструкторский отдел №5, с которого начиналась история ОКБ. Начальник отдела Владимир Николаевич Лобанов с 1946 г. работал под руководством Главного конструктора Сергея Королева, был начальником группы, руководил конструкторским сектором. В составе группы сотрудников ОКБ-1, отобранной В.С.Будником, он в августе 1951 г. приехал в Днепропетровск. Сектор, где предстояло дипломироваться Леониду Кучме, возглавляла Лидия Михайловна Назарова. С 1948 по 1951 гг. она работала в ОКБ-456 Главного конструктора Валентина Глушко, а затем также прибыла в Днепропетровск. Так что, в отделе было у кого и чему поучиться.

    20 июня 1960 г. 66 студентов успешно защитили в ОКБ-586 свои дипломные проекты перед Государственной комиссией, председателем которой был директор завода №586 Л.В.Смирнов — будущий заместитель председателя Совета Министров СССР, председатель ВПК. А дальше — получение новеньких, еще пахнущих клеем дипломов о высшем образовании, блестящих университетских значков и выпускных фотоальбомов, для которых девять «студентов-стиляг», в том числе и Леонид Кучма, сфотографировались в галстуках-бабочках…


    Диплом Л.Д.Кучмы об окончании ДГУ


    Выпускник ДГУ 1960 года Леонид Кучма

    Так завершилась студенческая страница биографии выпускников физтеха ДГУ 1960 года. Впереди многих из них ожидало ракетно-космическое будущее.

    (Продолжение следует)


    Ракетчик, ставший Президентом. Часть 2. Школа КБ «Южное»
    Ракетчик, ставший Президентом. Часть 3. Во главе Южмаша
    Ракетчик, ставший Президентом. Часть 4. Забота о космическом будущем Украины




.

 
 
 
  Последние новости 11.12.2018: Китай хочет в апреле запустить возвращаемый спутник нового поколения





© Space-Inform,  Kiev, 2001  
 

При использовании материалов ссылка на "СПЕЙС-ИНФОРМ" обязательна